Восточноевропейские и почти все афро-азиатские страны

Первоначально португальскому премьеру как будто удалось вывести Португалию из той изоляции, в которой ее оставил Салазар. Разумеется, по-прежнему бойкотировали режим. Однако западные державы про­являют известную благосклонность к новому лиссабонскому дик­татору, слывшему за ’’либерала” и ’’европеиста”. В то же время Каэтану поощрял иностранные капиталовложения в экономику метро­полии и колоний гораздо более откровенно и энергично, чем его предшественник. Португалия при Каэтану быстро сближается со странами ’’Общего рынка”, США, Великобританией.

Демонстрацией возрождения традиционной дружбы должен был стать визит Каэтану в Лондон летом 1973 г. на празднование 600-летия первого англо-португальского договора о союзе. Однако визит португальского премьера совпал с опубликованием в ’’Таймс” данных о новом чудовищном преступлении лузитанских колонизаторов: расстреле 400 беззащитных африканцев в мозамбикской деревне Вирияму. Эта акция вызвала волну возмущения во всем мире, в том числе и в Великобритании, привела к бурным демонстрациям против визита Каэтану. Лейбористская партия (тогда в оппозиции) объявила приглашение Читать далее

Национальный союз

Попытки наладить контакты с оппозицией предпринимаются не только через ”, но и через административные органы. Одновременно с назначением новых членов окружных комиссий поменяли и многих гражданских губернаторов. Новыми гражданскими губернаторами являлись, как правило, члены группы ’’Шоупана” (так назывался ресторан, где Каэтану раньше часто встречался со своими сторонниками). Об этом с огромным удовлет­ворением сообщал Каэтану член группы Балтазар Ребелу ла Соуза, который и сам вскоре получил весьма важный пост министра корпораций.

В группу ’’Шоупана” входил и новоназначенный губернатор Авейру Франсишку Вале Гимараэнш, известный тем, что, находясь на том же посту, в 1957 г. дал республиканско-демократической оппозиции разрешение на проведение в Авейру конгресса, после чего надолго оказался не у дел. Вернувшись в 1968 г. на прежнюю должность, Вале Гимараэнш в следующем году дает разрешение на созыв в Авейру II республиканского конгресса. При этом преследовалась цель расколоть союз оппозиционных сил, привлечь на сторону правительства наиболее умеренную часть оппозиции. Как явствует из опубликованных Читать далее

Учение об ’’одушевленном разуме”

Каково же было метафизическое содержание, которым Рибейру и его единомышленники стремились на полнить культуру своей страны? Сейчас нас не может особенно интересовать развивавшееся ими. Для судеб ’’нового государ­ства” имел значение лишь один аспект новой философской теории — ее настоятельный призыв к осознанию португальцами своей исключитель­ности. Именно эта особенность нового учения закрепила за ним название ’’португальской философии”. Основной смысл своей фи­лософской и педагогической деятельности Рибейру видел в создании такой философской школы, в которой ’’мысль учителей передавалась бы ученикам”, ограждая их от влияния ’’заимствованной из книг чужеземной эрудиции” Направляя основной удар против позитивизма, Рибейру предостере­гал и против неотомизма, который, по его мнению, был заимство­ван извне в ’’зараженном позитивизмом центральноевропейском варианте” и, следовательно, находится в противоречии с исконной португальской традицией. Португальский аристотелизм, считает Рибейру, носит в своей основе дотомистский характер, поскольку он многим обязан арабским и еврейским философам-аристотеликам, жившим и работавшим Читать далее

Сверхкапитализм метропо­лии

Другим отрицательным фактором является ”, подчинивший экономику заморских провинций ’’капризам и всемогуществу очень немногих”. Целью португальской политики должно стать не обогащение горстки крупных компаний, а экономичес­кое, социальное и культурное развитие африканских территорий, превращение их в процветающие миогорасовые общества по бразиль­скому образцу. Пройдя через период автономии, эти страны, подобно Бразилии, возможно обретут независимость.

Книга имела чрезвычайно большой успех, особенно в колониях. Сам Салазар отмечал, что книга Омена де Мелу ходит по рукам у всех в Анголе и представляет собой, так сказать, политическое руководство для этой провинции. Критика Оменом де Мелу ’’сверхкапитализма метропалии” пере­кликается с полемикой против чрезмерной централизации, содер­жащейся в книгах крупного ангольского промышленника Мануэла Виньяша ’’Актуальные аспекты Анголы” и ”К диалогу об Анголе”. В этих работах нашли отражение автономистские и неоколониалист­ские настороения белой буржуазии колоний, находившей, что моно­полии Читать далее

Португальская Африка

Если Бразилия хочет доминировать в то эти ее стремления беспочвенны. У нее нет ни ориенти­рованной на экспорт промышленности, ни капиталов, ни технических специалистов, необходимых для завоевания экономического господства в Африке. Кроме того, неужели Бразилия полагает, что ’’великие державы” оставят ей в независимой ’’португальской” Африке какую-то долю влияния? Проникнуть в Африку Бразилия может только вместе с Португалией и через Португалию. Однако эти аргументы Салазара, отражавшие его глубокое неверие в возможность быстрого промыш­ленного развития (в данном случае в Бразилии), не убедили его собеседника. Бразильская дипломатия продолжала занимать четкую антиколониальную позицию вплоть до военного переворота 1964 г. Полное ’’понимание” лиссабонской политики демонстрировали толь­ко расистские режимы ЮАР и Южной Родезии. Хотя Салазар и пытался доказывать, что его режим не несет никакой ответственности за дипломатическую изоляцию Португалии (’’Меня обвиняют в том, что я проиграл выборы в Соединенных Штатах и Бразилии”), неблагоприятный для ’’нового Читать далее

Идеология салазаризма

В заключение следует отметить, что именно потому и не блистала оригинальностью, что была лишь неким необходимым общим знаменателем между воззрениями различных групп, входивших в правящую коалицию. Хотя официально фрак­ционная деятельность в ’’Национальном союзе” и не допускалась, по существу ни для кого не было секретом, что внутри салазаровского блока идет постоянная междоусобная война. Упоминания об этом можно было услышать и в более чем официозной обстановке. Так, принимая крупного лиссабонского сановника в своем городе, местный губернатор не нашел ничего лучшего, как приветствовать его от имени всех присутствующих здесь фракций ’’Национального союза”. Другим фактором, делавшим официальную идеологию столь бес­содержательной, была крайняя, мягко говоря, неточность официальных утверждений об уважении режима к правам и свободам португальцев. Действительность фашистской Португалии была очень далека от тех иллюзорных представлений, которые фашистской пропаганде удалось создать за рубежом. На вторую половину 30-х — начало 40-х годов приходится апогей репрессий против Читать далее

Политические уступки

Если Салазар рассчитывал восстановить положение с помощью благих пожеланий и заверений, что португальцы ’’более свободны, чем когда-либо”, он явно заблуждался. Уже через несколько месяцев диктатуре пришлось пойти на, хотя и фор­мальные, но все же имевшие в португальских условиях определенное значение. В октябре 1945 г. правительство объявило, что, ’’сохраняя в неприкосновенности свои принципы”, оно желает узнать мнение народа по основным вопросам общественной жизни и с этой целью намеревается провести новые парламентские выборы. Выборы были официально назначены на 18 ноября. Речь Салазара, в которой он объявил о новых выборах, была шедевром ’’либеральной демагогии”. Признав, что в войне победили ’’знамена демократии”, он заявил (впервые в истории ’’нового государства”), что в Португалии также существует демократия, но демократия органическая. Правительство полностью убеждено в преимуществе этой модели демократии, но оно, тем не менее, хочет заручиться поддержкой избирателей. При этом будет обеспечена свобода печати, достаточная для обсуждения Читать далее

Эконо­мическая и военная слабость страны

Одновременно в связи с крайней правительство Португалии не могло осуществлять захватническую Анешнюю политику, как это делали Германия, Италия или даже испанские режимы Примо де Риверы и Франко. Все это, как считает, например, современный французский исследователь салазаризма Ж. Жоржель, дает основание отрицать наличие у ’’нового государства” такой важной черты фашистских режимов, как агрессивность во внешней политике. Жоржель ссылается также на ’’миролюбивые” положения порту­гальской конституции 1933 г. Сами но себе подобные аргументы, конечно, не кажутся убеди­тельными. Следует отметить, что таким видным идеологам порту­гальского фашизма, как А. Сардинья, отнюдь не были чужды гегемонистские и захватнические устремления. В книге "Полу­островной союз” выражены (правда, в закамуфлированной форме) даже претензии на марокканский город Танжер, который перестал принадлежать Португалии еще в XVII в. И Сардинья, и более поздние представители "мегаломанского” направления в идеологии "нового государства” опирались, как будет показано далее, на традицию этноцентрического Читать далее

Установление Германией контроля над Пиренейским полуостровом

В то же время Салазар опасался. В случае необходимости он даже был готов перенести резиденцию правительства на Азорские острова. В феврале 1942 г. на встрече с каудильо Франко в Севилье он, как рассказывал впоследствии испанский министр иностранных дел Серрано Суньер, предостерегал своего собеседника против вступ­ления в войну. В беседах с иностранным журанлистом Салазар, как и прежде, подвергал осторожной критике идею всеохватывающего тоталитарного государства, высказывал оговорки по поводу других нацистских концепций. Областью, в — которой португальское правительство делало меньше всего оговорок, был антикоммунизм и антисоветизм. 10 июля 1941 г., через три недели после нападения гитлеровской Германии на СССР, начальник ’’Португальского легиона” Кошта Лейти заявил в приказе по этой полувоенной фашистской организации: ’’Хотя третий рейх с его огромным военным потенциалом не нуждается в присутствии португальских войск на фронте, все мы должны считать себя мобилизованными и готовыми вступить в борьбу”. Самой насущной своей задачей португальские фашисты считали кампанию против внутренних врагов. В мае 1942 Читать далее

’’Португальские философы”

Они широко используют эзотерическую терминологию. Некоторые попытки обосновать с помощью астро­логии и алхимии мистическое призвание Португалии к созданию

Vимперии, предпринятое в одном из наиболее серьезных правых журналов ’’Темпу презенти” на рубеже 50-х и 60-х годов, производят прямо-таки патологическое впечатление. Следует, впрочем, отметить, что определенные крайности ’’португальской философии” встречали возражения на страницах того же журнала. Даже крайне правый философ и публицист Антониу Жузе де Бриту не мог не отметить, что понятие ’’бесконечного” вряд ли является исключительным достоянием португальской философской традиции, если только не считать, что эта традиция намного древнее самой Португалии19.

Какой же вывод можно сделать из рассмотрения основных постулатов "португальской философни’7 Прежде всего, приходится вполне согласиться с темн ее критиками, которые утверждают, что творчество "португальских философов” относится не столько к собственно философии, сколько к области ’’лирических излияний в прозе”. Однако уровень философской рефлексии — это далеко Читать далее