Борьба с оппозицией

В правительство по-прежнему не отказывается от методов "либеральной” демагогии. Официальный пропагандист Кошта Брошаду читает курс лекций, в которых распространяется о ’’непреходящем значении свободы” и подчеркивает, что португаль­ский режим, отвергая ’’экономический и политический лйберализм”, верен идеям ’’философского либерализма”. Старую формулу о разли­чии между свободой гражданской и свободой политической вновь провозглашает с амвона кардинал Сережейра, примас Португалии и личный друг Салазара. В то же время газеты раздувают антидемократическую истерию, пытаются создать в стране атмосферу гражданской войны. Для тона правительственной прессы характерно хотя бы следующее высказывание газеты ’’Диариу да Манья”: ’’Необходимо, чтобы полиция энергично выступила против злоумышленников, которые попытаются предпринять хотя бы малейшее посягательство на общественный порядок, сея смущение в умах. В день, когда трое-четверо таких клеветников, распространяющих слухи, будут сурово наказаны, а остальные уже не смогут рассчитывать на безнаказанность, дела изменятся к лучшему. Однако, несмотря на репрессии и кампанию запугивания, дела режима не изменялись к лучшему. Даже наблюдате­ли, сочувственно относившиеся к ’’новому государству”, не склонны были верить в стабильность фашистской диктатуры. Ко всем внутриполитическим трудностям лиссабонского правительства при­соединялись осложнения в колониях и растущая изоляция во внешней политике. В речах Салазара и других фашистских иерархов в конце 50-х годов часто задавался риторический вопрос: ’’Почему в то время как вся Африка пылает, в португальских провинциях царит мир?” Ответ, по Салазару, следовало искать в альтруистическом характере португальской колониальной политики, продиктованной не преходящи­ми экономическими мотивами, а ’’цивилизаторской миссией” и чувством ’’рассового братства”. На самом деле, положение в ’’португальской” Африке было очень далеко от идиллии.

Добавить комментарий