Политика

Национальный союз

Попытки наладить контакты с оппозицией предпринимаются не только через ”, но и через административные органы. Одновременно с назначением новых членов окружных комиссий поменяли и многих гражданских губернаторов. Новыми гражданскими губернаторами являлись, как правило, члены группы ’’Шоупана” (так назывался ресторан, где Каэтану раньше часто встречался со своими сторонниками). Об этом с огромным удовлет­ворением сообщал Каэтану член группы Балтазар Ребелу ла Соуза, который и сам вскоре получил весьма важный пост министра корпораций.

В группу ’’Шоупана” входил и новоназначенный губернатор Авейру Франсишку Вале Гимараэнш, известный тем, что, находясь на том же посту, в 1957 г. дал республиканско-демократической оппозиции разрешение на проведение в Авейру конгресса, после чего надолго оказался не у дел. Вернувшись в 1968 г. на прежнюю должность, Вале Гимараэнш в следующем году дает разрешение на созыв в Авейру II республиканского конгресса. При этом преследовалась цель расколоть союз оппозиционных сил, привлечь на сторону правительства наиболее умеренную часть оппозиции. Как явствует из опубликованных Читать далее

Политические уступки

Если Салазар рассчитывал восстановить положение с помощью благих пожеланий и заверений, что португальцы ’’более свободны, чем когда-либо”, он явно заблуждался. Уже через несколько месяцев диктатуре пришлось пойти на, хотя и фор­мальные, но все же имевшие в португальских условиях определенное значение. В октябре 1945 г. правительство объявило, что, ’’сохраняя в неприкосновенности свои принципы”, оно желает узнать мнение народа по основным вопросам общественной жизни и с этой целью намеревается провести новые парламентские выборы. Выборы были официально назначены на 18 ноября. Речь Салазара, в которой он объявил о новых выборах, была шедевром ’’либеральной демагогии”. Признав, что в войне победили ’’знамена демократии”, он заявил (впервые в истории ’’нового государства”), что в Португалии также существует демократия, но демократия органическая. Правительство полностью убеждено в преимуществе этой модели демократии, но оно, тем не менее, хочет заручиться поддержкой избирателей. При этом будет обеспечена свобода печати, достаточная для обсуждения Читать далее

Колониальные владения Португалии

Если сама метрополия оставалась в стороне от конфликта, этого нельзя было сказать о— прежде всего о ее заморских провинциях в Восточной и Юго-Восточной Азии (Тимор и Макао). В конце 1941 г. Португальский Тимор был занят австралийскими войсками. Протест Лиссабона британскому правительству вызвал бурные аплодисменты в прессе стран ’’оси” и франкистской Испании. Вскоре, однако, роли переменились, посколь­ку Тимор оккупировала японская армия. Японцы также оказывали постоянное давление на крошечный португальский анклав Макао на китайском побережье. В ответ на действия Японии Лиссабон не только не предпринял военных мер, но даже не разорвал с ней дипломатические отношения, хотя захватчики установили на Тиморе террористический режим и нанесли сильнейший урон экономике колонии. В целом декларации Салазара по внешнеполитическим вопросам были скорее благоприятны для стран ’’оси”. Португальский ‘диктатор не стеснялся подчеркивать идеологическое родство между своим ’’новым государством” и европейским фашизмом. В одной из речей в июне 1942 г. Салазар приветствовал ’’необратимый закат демократии и либерализма” и выговаривал Читать далее

Порту­гальский дух

Это уверяет Рибейру, чуждо преклонение перед незыблемыми законами бытия. Он проникнут верой в человеческую свободу. Кульминацией этой свободы является идея всеобщего искупления через волю и свободный выбор самих людей — иными словами, идея мессианства, составляющая, по Рибейру, самую суть португаль­ского духа. Своей личной миссией он считает подведение доктриналь­ного фундамента под эту ’’непреходящую жизненную и мыслительную позицию португальцев”. Мессианская тема, действительно, весьма характерна для пор­тугальской культуры. Пожалуй, стоит сделать небольшое отступление, чтобы показать, на каких реальных моментах португальской традиции зиждились построения ’’португальской философии”. Для этого нужно будет перенестись в XVI в. В 1578 г. португальский король Себастьян I предпринял поход против Марокко. 23-летний король был одержим идеей завоевания Северной Африки. Марокканский поход был задуман и проведен в жизнь крайне неудачно. Португальские войска потерпели сокрушитель­ное поражение. Король, по всем признакам, погиб в бою, но тело его найдено не было. В Португалии стали распространяться слухи, Читать далее

Выступление Каэтану

Оно было как бы последним залпом ’’либеральной кампании”. Весьма знаменательно, что оно вызвало незамедлительную отповедь со стороны блюстителей салазаровской ортодоксии. Эконо­мический обозреватель газеты ’’Диариу да Манья” Б. Коэльу да Роша подчеркнул, что корпоративизм не является ни неосоциализмом, ни неолиберализмом, а представляет собой самобытную систему, предполагающую активное государственное вмешательство. Он предо­стерег, что пока португальский корпоративный опыт еще не достиг полной зрелости, ’’опасно провоцировать в нем кризисы”64. Этим фактически и закончился ’’крестовый поход” Каэтану и его едино­мышленников против бюрократии, в защиту либерализма. Некоторые из своих идей в этой области Каэтану смог осуществить только через 18 лет, став преемником Салазара на посту премьер-министра. Постепенно отходит в прошлое остро полемическая атмосфера конца 40-х годов. Реальные последствия парламентских и газетных дискуссий свелись к освобождению от ’’кондиционирования” некото­рых отраслей ремесла и пищевой промышленности. Наступает эпоха стабилизации. Салазар стремится подвести итоги послевоенной Читать далее

Португальские массы

На избитая аргументация фашистов большого впечатления не производила. Это с горечью был вынужден признать сам Салазар, По его словам, «потери престижа, вызванной избиратель­ной кампанией, можно было бы избежать, если бы режим был своевременно институционализирован.,. Очевидно, что, если бы кор­поративный опыт был более развит и распространен на все облас­ти — экономику, культуру, мораль, мы могли бы иметь более полное представление о его достижениях и недостатках,,. Очевидно, что если бы основные идеи режима настойчиво доносились до школьной, заводской, служащей, крестьянской молодежи, можно ^ыло бы не опасаться на наследие ’’нового государства”». Действительно, избирательная кампания 1958 г. означала для салазаристов огромную ’’потерю престижа”. Оппозиционных канди­датов, разъезжавших по стране, приветствовали многочисленные манифестации. В Порту, куда Делгаду прибыл 14 мая 1958 г., его встречала грандиозная демонстрация, в которой участвовало около 200 тыс. человек. 16 мая, когда Делгаду вернулся в Лиссабон, по главным улицам города прошла еще более многочисленная демонстрация. Попытки Читать далее

Эсхатологические верования

На нее наслоились, получившие распространение в Португалии еще до смерти Себастьяна. Из уст в уста передавались пророчества о ’’Сокрытом короле … который явится в туманный день” и установит мир во вселенной. Наиболее известен сборник таких рифмованных пророчеств, приписывавшийся жившему в первой половине XVI в. сапожнику Бандарре и напечатан­ный в 1807 г. К тому времени идентификация ’’Сокрытого” с Себастьяном уже прочно установилась. Себастьянистский миф не исчез и после восстановления независи­мости Португалии. Страстным себастьянистом был классик португальс­кой литературы XVII в. проповедник-иезуит Антониу Виейра. Он предсказывал, что, вернувшись на свой трон, Себастьян создаст V империю, которая придет на смену предыдущим мировым монархи­ям (ассирийской, персидской, греческой и римской). Постепенно себастъянизм
превращается в нарицательное понятие, обозначающее вообще веру в спасителя, национального мессию, призванного найти выход из кризисов, в которые португальский народ и государство попадали весьма нередко. Такого ’’спасителя” массы Читать далее

Аристократический характер салазаровской идеоло­гии

В откровенно очетливо проявились особенности социально-политического разви­тия Португалии в 20—30-х годах, когда при относительно слабом монополистическом капитале сохраняли значительное влияние полу­феодальная знать, духовенство, традиционная интеллигенция, груп­пировавшаяся вокруг Коимбрского университета. Сказывалось и отсутствие политизированных городских мелкобуржуазных масс (в мас­штабах, сравнимых с Германией и Италией), ограничившее соци­альную базу фашизма.

Более же тщательный анализ политики Салазара опровергает распространенное утверждение, что авторитарные режимы (в том числе и "новое государство”) в отличие от тоталитарных заботятся лишь о внешней дисциплине и совершенно игнорируют души людей. Салазар отнюдь не довольствовался пассивным подчинением со стороны масс. ’’Холодную политическую атмосферу” в стране диктатор считал серьезной проблемой и большой опасностью для ’’нового государства”. Он не в меньшей степени, чем любой другой фашистский диктатор, стремился дать своему народу ’’новое”, фашистское мировоз­зрение, ’’перевоспитать” его Правда, для достижения Читать далее

Португальская интеллиген­ция

В то же время многие представители (в особенности молодежь), которые в 30-е годы пошли за национал-синдикалистской пропагандой, довольно скоро разочарова­лись не только в салазаризме, но в фашизме вообще. Некоторые из них (в том числе сам лидер нациойал-синдикалистов Ролау Прету) в 50-х годах примкнули к антифашистскому лагерю. Новая, более сильная волна тотальной фашизации охватила страну с началом испанской гражданской войны. Для ”борьбы с большевизмом” создается военизированный ’’Португальский легион”. Разжигая антикоммунистическую истерию, правительство и ’’легион” добились довольно значительного участия Португалии в ”крестовом походе” против Испанской республики. Не говоря уже об активной дипломатической поддержке мятежников, о снабжении их оружием через португальскую территорию, на стороне Франко сражались около 8 тыс. легионеров (так называемые ’’вириаты”). Как и национал-синдикализм, ’’легион” представлял собой массовое мелкобуржуазное движение, возникшее при активной поддержке правительства. И после 1939 г. ’’легион” продолжал Читать далее

Национальные синдикаты

Еще более жалкую роль, чем ”, играли в корпоративной системе ’’крестьянские” организации — так называемые ’’народные дома”. Учитывая пассивность и забитость крестьян, правительство с ними особенно не церемонилось и лишало их дайсе той призрачной автономии, Kofopott пользовались синдикаты. ’’Народные дома” объединяли всех земледельцев от батраков до крупных помещиков. ’’Представительство интересов” сельскохозяйст­венных рабочих в ’’народном доме”, как правило, доверялось их хозяевам. Поддерживать между интересами различных профессиональных, локальных и других групп населения равновесие, которое конституция 1933г. объявляет основным принципом политики, должна была авторитарная центральная власть. Конституция предоставляла прези­денту республики фактически диктаторские полномочия. На деле их осуществлял не президент (в 1926—1951 гг. им был бесцветный и безвольный маршал Кармона), а от имени президента премьер — министр Салазар. Национальной ассамблее в португальской поли­тической системе отводилась лишь своего рода декоративная роль. Выступая против Читать далее