Идеология салазаризма

В заключение следует отметить, что именно потому и не блистала оригинальностью, что была лишь неким необходимым общим знаменателем между воззрениями различных групп, входивших в правящую коалицию. Хотя официально фрак­ционная деятельность в ’’Национальном союзе” и не допускалась, по существу ни для кого не было секретом, что внутри салазаровского блока идет постоянная междоусобная война. Упоминания об этом можно было услышать и в более чем официозной обстановке. Так, принимая крупного лиссабонского сановника в своем городе, местный губернатор не нашел ничего лучшего, как приветствовать его от имени всех присутствующих здесь фракций ’’Национального союза”. Другим фактором, делавшим официальную идеологию столь бес­содержательной, была крайняя, мягко говоря, неточность официальных утверждений об уважении режима к правам и свободам португальцев. Действительность фашистской Португалии была очень далека от тех иллюзорных представлений, которые фашистской пропаганде удалось создать за рубежом. На вторую половину 30-х — начало 40-х годов приходится апогей репрессий против антифашистов. Для миллионов португальцев символом режима стал лагерь смерти Таррафал на островах Кабо-Верде. Широкое распространение полу­чили пытки заключенных. Непосредственно Салазар несет ответственность за смерть сотен людей, погибших в Таррафале от желтой лихорадки, замученных в тюрьмах, просто убитых без суда и следствия агентами ПИДЕ. Как уже упоминалось, смертная казнь была отменена в Португалии еще в 1867 г. Однако эти репрессии, не совместимые, конечно, по своему масштабу с происходящими в других тоталитарных государствах, имели целью создание ситуации, довольно близкой к тому, что в современной политической литературе (главным образом в Англии), именуется пост-тоталитаризмом — духовной и политичес­кой демобилизации общества с помощью селективного и ’’служащего примером” насилия. Выше уже говорилось о всепроникающем присутст­вии ПИДЕ.

Добавить комментарий