Кровоизлияние в мозг

В начале сентября 1968 г. Салазар тяжело заболел:, вызванное падением со стула, полностью лишило его работо­способности. Хирургические операции на время сохранили ему жизнь, однако о возврате к политической и административной деятельности (по крайней мере, в пределах обозримого будущего) не могло быть и речи. К середине сентября правящая верхушка ’’нового государства” приходит к выводу, что дальнейшее сохранение ’’вакуума власти” совершенно недопустимо. Нужно было срочно решать вопрос о преемнике больного диктатора. В отличие от ’’коллёги” Франко Салазар никогда никого не объявлял своим официальным наследни­ков. Тем немногим, кто осмеливался заводить с ним речь на эту тему (к ним относились личный друг Салазара Жузе Нозолини и инфанта Филипа, заботившаяся об интересах своего брата-претендента на престол Португалии герцога Браганского), премьер-министр обычно давал весьма уклончивые ответы. Однажды Салазар в доверительной форме назвал одному из своих министров имена пяти политических деятелей, из числа которых, по его мнению, следовало избрать его преемника. Однако уже само число возможных наследников лишало эти рекомендации всякого смысла. Из проведенных президентом Томашем консультаций выяснилось, что наибольшей поддержкой среди высших сановников режима пользо­валась кандидатура Марселу Каэтану. Сам Каэтану в воспоминаниях изображает дело так, будто выдвижение его кандидатуры было для него сюрпризом. Другие мемуарные свидетельства дают иную картину. В частности, А. Томаш говорит об активной агитации сторонников Каэтану (конечно, не без ведома самого бывшего министра) во всех коридорах власти фашистского государства. Целью этой кампании было создать впечатление, что серьезной альтернативы Каэтану нет и быть не может.

Добавить комментарий