Массового фашистского движения

При этом обычно ссылаются па то, что в Португалии не было, не было массового террора, культа вождя, воинствующего расизма, иррационализма. Указывают на значительное влияние церкви, армии и сравнительно слабое — "Национального союза”. Наконец, воспроизводят официальные декла­рации режима о его враждебности к принципу тоталитаризма и уважении к гражданским свободам. Ни социальная сущность режима, ни его политическая структура, ни его террористические методы не позволяют говорить о "нефашистском” характере салазаризма. Авто­номия ряда институтов (церковь, вооруженные силы, власть номи­нального главы государства) была не больше, чем, например, внутри режима Муссолини, в принадлежности которого к европейскому фашизму никто не сомневается. Террор, являвшийся одним из основных средств политического контроля над народом во всех фашистских государствах, широко использовался и в салазаровской Португалии. Не носившее массового характера, но методично и тщательно дозируемое насилие создавало у португальцев иллюзию всесилия и всеведения режима. Несмотря на традиции интегрализма и режима Паеша, развитие фашистского движения в Португалии в целом действительно не предшествовало приходу Салазара к власти, а следовало за ним, будучи в значительной мере вдохновляемо сверху ("Национальный союз”).

Однако и в рамках ”нового государства” несколько лет сущест­вовало и ”чисто фашистское” движение — национал-синдикализм, продолжающий традиции социального инегрализма. К 1934 г. оно завоевывает около 50 тыс. последователей, имеет больше десятка печатных органов. После личного конфликта вождей национал-индикализма с Салазаром движение было распущено и влилось в ’’Нацио — нальный союз”. Режим использовал часть бывших национал-синдикалистов для контактов с европейскими фашистскими партиями. В декаб­ре 1934 г. видный национал-синдикалист Эса де Кейрош пред­ставляет Португалию на международной фашистской конференции в Монтре (Швейцария).

Добавить комментарий