Междоусобные конфликты

Хотя правящей элите удалось соблюсти декорум упорядоченной передачи власти, первые разыгрались еще до вступления нового премьера в должность. В проекте речи, которую Каэтану намеревался произнести сразу же после присяги, содержалось упоминание о ’’новых Бразилиях”, каковыми якобы суждено стать заморским территориям Португалии. Эта фраза могла интерпретиро­ваться как согласие на превращение Анголы, Мозамбика и других африканских владений в независимые государства, каким с 1822 г. является Бразилия. Ознакомившись с текстом речи, министр иностранных дел А.Ф. Ногейра заявил, что ’’если оставить данную фразу, это будет означать раскол”. Как впоследствии вспоминал Каэтану, Ногейра, поддержанный большинством членов кабинета, ’’почти силой” заставил его вычеркнуть спорную фразу. Первые же речи нового премьера Каэтану свидетельствовали о том, что он не станет безоговорочным продолжателем салазаровского курса, что в политике Португалии произойдут определенные изме­нения. Лозунг нового правительства ’’обновление в преемственности” существовал и в другом варианте — ’’эволюция в преемственности”. Одновременно Каэтану подчеркивал свою полную лояльность по отношению к Салазару. О медленном темпе предстоящих изменений свидетельствовало то, что почти все члены последнего кабинета Салазара вошли в первое правительство Каэтаиу. За его пределами осталось лишь несколько министров, в том числе и одна из наиболее одиозных фигур 60-х годов, олицетворявших репрессивную политику Салазара, — государственный секретарь Паулу Родригеш. И все же изменения происходили. Прежде всего, изменился стиль. копии jorg hysek Новый премьер был более доступен, охотно путешествовал. Вскоре после прихода к власти он посетил африканские колонии (куда Салазар так и не собрался). На страницах журналов и газет запестрели фотографии Каэтану в окружении многочисленных детей и внуков (опйть-таки в отличие от закоренелого холостяка и мизантропа Салазара).

Добавить комментарий