Муссолини и Джентиле

Который был автором раздела о философских основах фашизма в программной статье "Фашизм", помещенной в "Италь­янской энциклопедии" за подписью Муссолини, утверждают, что с помощью акта "свободной воли … человек может и должен создать свой собственный мир", и объявляют, что фашизму чужды "негатив­ные доктрины", помещающие центр жизни "вне человека"70. К подоб­ным доктринам вполне может быть отнесено мировоззрение Салазара с его тенденцией к объективно-идеалистическому варианту мета­физики, с культом "вечных истин", отказ от которых несет гибель. По аналогичным причинам для Салазара был неприемлем праг­матизм Муссолини. Продуктом элитарности и традиционализма "нового государства" (а также его коалиционного характера) было аффектированное недоверие к политическим движениям и политичес­кой борьбе. Оно не помешало диктатору создать в 1930 г. партию "Национальный союз". Однако и с образованием "Национального союза" Салазар не отказался от демагогических заявлений о губитель­ности партийной борьбы.. "Национальный союз" объявлялся им не партией, а "всенародным объединением", ставящем целью "органи­зовать нацию" и создать атмосферу, благоприятную для салазаровских "реформ"71. Наряду с партийностью идеология португальского фашиз­ма отвергает также и тоталитаризм. Салазар выступает против "отождествления партии с государством" и подчинения целям государства всей деятельности граждан, "которые при тоталитарном режиме существуют лишь в подкрепление величия и славы государства"72. Даже в конституции 1933 г. сказано, что "суверенитет государства ограничен моралью и правом". Таким образом, португальский фашизм отказывается включить в свою идеологию ряд важных принципиальных положений родственного ему по духу итальянского фашизма.

Добавить комментарий