Национальные синдикаты

Еще более жалкую роль, чем ”, играли в корпоративной системе ’’крестьянские” организации — так называемые ’’народные дома”. Учитывая пассивность и забитость крестьян, правительство с ними особенно не церемонилось и лишало их дайсе той призрачной автономии, Kofopott пользовались синдикаты. ’’Народные дома” объединяли всех земледельцев от батраков до крупных помещиков. ’’Представительство интересов” сельскохозяйст­венных рабочих в ’’народном доме”, как правило, доверялось их хозяевам. Поддерживать между интересами различных профессиональных, локальных и других групп населения равновесие, которое конституция 1933г. объявляет основным принципом политики, должна была авторитарная центральная власть. Конституция предоставляла прези­денту республики фактически диктаторские полномочия. На деле их осуществлял не президент (в 1926—1951 гг. им был бесцветный и безвольный маршал Кармона), а от имени президента премьер — министр Салазар. Национальной ассамблее в португальской поли­тической системе отводилась лишь своего рода декоративная роль. Выступая против ’’либеральной абсолютизации понятия свободы”, Салазар заявил, что последняя не может существовать без власти, так как власть является необходимым источником свободы и ее единственной гарантией. Салазар отверг также демократический принцип, поскольку "всербшее благо, интересы нации, общественного целого выше, чем сумма мнений всех частей”, составляющих это целое. Однако национализм, корпоративизм и авторитарность присущи не исключительно фашистским режимам. Некоторые особенности салаза — ровской политики заставляют многих западных исследователей (как правило, авторов общих работ ро истории фашизма), не отри­цающих фашистского (прежде всего, итальянского) влияния на Португалию, сомневаться в принадлежности ’’нового государства” к европейскому фашизму.

Добавить комментарий