Национальный профсоюз

Если прелпринимателям часто удавалось уклониться от образо­вания ”гремиу”, то рабочие находились в совсем ином положении. Формально членство в " ” не являлось обязательным. Однако положение рабочего, не вступившего в эту организацию, которой правительство предоставило монополию трудо­устройства, было фактически невыносимым. В условиях массовой безработицы и голода требовалось очень большое мужество, чтобы остаться в стороне от фашистского профсоюза. И тем не менее рабочие оказывали корпоративизму энергичное сопротивление. Лик­видация классового профдвижения и введение национальных синди­катов вызвали 18 января 1934 г. всеобщую забастовку, в ходе и организации которой совместно выступили коммунисты, анархо-синдикалисты и социалисты.

Несмотря на полицейский террор, на протяжении 30-х годов все эти политические направления сохраняли свои подпольные профсоюзные организиции. Вербовка членов в фашистские профсоюзы продвигалась довольно туго. И все же прямое экономическое давление на трудящиеся массы, полицейские репрессии сделали свое дело. Нелегальное профдвижение к концу 30-х годов фактически сошло на нет. Перед левыми партиями (прежде всего, перед коммунистами) остро встал вопрос о работе в фашистских союзах. А возможностей для этого было немного. Хотя руководство ’’синдиката” избиралось рабочими, для утверждения в должности требовалась санкция государственного секретаря по делам корпораций. Последний мог в любой момент сместить уже утверж­денных функционеров и поставить на их место так называемую ’’административную комиссию”. Все заключаемые профсоюзом коллек­тивные договоры также зависели от одобрения правительства. Союз не мог прибегнуть к такому средству борьбы, как забастовка: уже в декабре 1933 г. она была объявлена уголовным преступлением. ’’Национальные синдикаты” не имели права поддерживать связь с иностранными рабочими организациями.

Добавить комментарий