Новый экспорт­ный бум

В стабилизации 50-х годов таилось другое, неизмеримо более важное противоречие. Ее экономической основой стал. Определенную роль в нем играл возросший в связи с войной в Корее спрос на португальский вольфрам, но главным его фактором было резкое увеличение вывоза колониальных товаров: прежде всего, ангольского кофе, который после второй мировой войны завоевал новые рынки в Европе и Америке. Далее, для португальской промышленности колонии стали не только важным источником сырья, но и крупным рынком сбыта. Продавая в колониях свои промыш­ленные изделия, которые, как правило, не находили спроса у других стран, Португалия взамен получала валюту, вырученную от продажи колониального сырья за границу. К тому же начавшаяся в конце 40-х годов массовая эмиграция безземельных крестьян в колонии оказалась весьма выгодна для помещиков, поскольку до известной степени затушевывала необходимость скорейшего проведения аграрной реформы. Мечты многих поколений португальских колониалистов начали сбываться. Жестокая эксплуатация природных богатств и людских ресурсов заморских территорий стала в конце концов приносить огромную прибыль. То, что все это достигается за счет "современного рабства”, принудительного труда, насильственного вытеснения афри­канцев с обжитых земель и т.д., мало заботило португальские предпринимательские круги. Были, конечно, и исключения. В знаменитом “предварительном сообщении 1949 г.” член парламента, бывший инспектор колоний Энрике Галвау с неподдельным возмущением писал о беззастенчивой эксплуатации населения Анголы колониальными властями и белыми поселенцами. Свои сведения о ’’португальской” Африке Г алвау черпал не из третьих рук: он сам много лет служил в Анголе колониальным инспектором. Выступление Галвау не имело почти никаких резуль­татов, если не считать того, что на следующих парламентских выборах его кандидатура выдвинута не была. Впоследствии он примкнул к оппозиции.

Добавить комментарий