Плохие ораторские данные

Гораздо большее значение, чем ’’академизм” Салазара и его имеет1 социальная специфика португаль­ского фашизма, определившая его глубоко ’’элитарный” характер. В отличие от диктаторов Италии, Германии, Испании, Салазар (по крайней мере, до 1945 г.) не выдавал себя за сторонника демократии, пусть даже ’’органической, регулируемой и авторитарной”. Термин авторитарная демократия, который Муссолини иЬпользовал для описания своего режима, Салазар объявил неприменимым к португальскому ’’новому государству”. Больше того, Салазар даже соболезнует своим европейским кол­легам и в связи с тем, что они, хотя и правят с помощью ’’великолепной элиты” высших фашистских сановников, все же время от времени вынуждены ’’бросать кость толпе, с помощью которой они установили свою диктатуру”. ’’Новое государство” Салазар характеризует как ’’господство интеллекта, мышления, при котором инстинкты (их носителями являются массы) подчинены разуму” (’’образованному классу”). На становление социально-политических взглядов Салазара большое влияние оказали такие антидемократи­ческие теоретики, как Фредерик JIe-Плэ и Гюстав Лебон, в особенности первый. У Ле-Плэ Салазара привлекало полное отрицание духа 1789 г., идей равенства и всеобщего избирательного права, которым Ле-Плэ противопоставлял принципы социального авторитета и соци­альной иерархии. Ле-Плэ, в частности, вполне мог подписаться под словами Салазара: ’’Важнее создать элиту, чем научить всех читать”. С другой стороны, предпочтение, которое Ле-Плэ отдавал долго­срочным социальным и моральным факторам перед скороспелыми политическими решениями и формулами, стало существенным момен­том мировоззрения Салазара. Наконец, португальскому диктатору импонировала та (внешне) строго рациональная и научная форма, в которую Ле-Плэ и Лебон облекали свои идеи. Отдельные положения Ле-Плэ, в частности его учение о ’’соци­альном мире”, оказали влияние на становление португальского корпоратизма.

Добавить комментарий