Подлинный характер салазаровского ’’либерализма”

Он стал ясен очень быстро. Прежде всего, само назначение выборов на ноябрь было иезуитским трюком со стороны правительства. За два месяца демократическая оппозиция, находившаяся вне закона почти 20 лет, не могла сколь-нибудь основательно подготовиться к выборам. В связи с этим кабинету министров был представлен меморандум, требо­вавший отсрочки выборов, легализации политических партий, классовых профсоюзов, изменения реакционного избирательного за­кона. Сбор подписей под меморандумом был организован массовым легальным Движением демократического единства (ДДЕ), возникшим на базе ДНАЕ. Правительство не только отказалось выполнить, требования анти­фашистских сил, но и взяло назад свои обещания. Полиция начала разгонять митинги оппозиции. После нескольких недель относительной свободы печати была вновь введена, хотя и в ослабленной форме, предварительная цензура (за несколько часов до выхода в свет номера газеты его надлежало представить на утверж­дение ’’компетентным органам”). Правительство увольняло в отставку государственных служащих, подписавших меморандум ДДЕ. В конце 1945 г. демократическая оппозиция считала, что, несмотря на полицейские репрессии, дни режима сочтены. Она возлагала большие надежды на армию, где действительно были весьма сильны антиправительственные настроения. Антифашистских взглядов при­держивались очень многие молодые офицеры с высшим образованием, призванные в армию ввиду отправки кадровых военных на Азорские острова, а также в связи с реорганизацией 1938 г., когда были уволены в отставку офицеры, известные как противники режима. На смену им пришли новички без "подозрительного” прошлого, не состоявшие на учете в ПИДЕ, но нередко ненавидевшие диктатуру не меньше, чем их предшественники.

Добавить комментарий