Попытки фальсифицировать итоги выборов

В крупных городах явных не наблюдалось, однако имели место нападения на штаб-квартиры демократических организаций, избиения отдельных оппозиционных деятелей. Организаторами подобных инцидентов были члены ’’Португальского легиона”. Вполне возможно, что Ж. Г. Мелу-и-Каштру искренне верил в демократическую трансформацию португальского режима, подобную той, которая всего лишь через шесть-семь лет произошла в соседней Испании. В целом же правительство не столько не могло, сколько не хотело предотвратить подлоги и акты насилия, направленные против оппозиции. Сама оппозиция своей разобщенностью также облегчала задачи правительства. В результате, но официальным данным, за ’’Национальный союз” было подано 88% голосов, за СДЕ — 10,5%, за СЕУД — 1,6%. В тех избирательных округах, где СЕУД конкурировал с СДЕ, за него было подано почти в два, а в Лиссабоне даже в три раза меньше, чем за СДЕ. За монархистов проголосовало всего около 1 тыс. человек. Победа ’’Национального союза” было не столь уж убедительной. В выборах и после предоставления женщинам права голоса могли участвовать лишь 18% португальских граждан. При этом сотни тысяч людей не пошли голосовать. Так что, даже если принять на веру официальную статистику с ее бесспорными’ фальсификациями и подтасовками, Каэтану поддержали лишь около 9% португальцев. Тем не менее правительство сочло результаты выборов своей большой политической победой. Впервые за годы ’’нового госу­дарства” оппозиция выставила своих кандидатов в большинстве избирательных округов (а не в одном-двух, как раньше) и не сняла их перед началом голосования. К тому же успех был достигнут в выборах, которые, как их ни оценивать, были все же наименее фальсифицированными в истории режима. Впрочем даже в первые месяцы после выборов эти эйфорические настроения разделяли далеко не все сторонники нового премьера.

Добавить комментарий