Португальская философия

Возвращаясь к  отметим, что Рибейру и его единомышленники видят истоки мессианских свойств порту­гальского народа в его атлантической природе, в его призвании к дальним походам и открытиям. Именно это позволяет им подняться выше представлений о ’’незыблемых законах природы”, присущих народам, чья историческая жизнь протекала в сравнительно узких пределах средиземноморского бассейна. В ’’португальской философии” также весьма силен мотив, который вообще свойствен мессианским движениям, начиная еще с первого известного истории мессианизма — иудейского. Это убежденность в том, что спасение придет через людей, не обремененных богатствами и наименее искушенных интеллектуально. Пакиту Ребелу еще раньше превозносил отсталость Португалии, спасшую ее от ’’коммунистичес­кой опасности”, угрожающей более индустриализованным странам, простоту и органичность португальской жизйи, которые могут служить, примером для других народов. Для доказательства того, что мессианский и пророческий дух жив в лузитанских массах, ’’португальс­кая философия” апеллирует к Бразилии как стране португальского языка и культуры. Восстание кангасейру — крестьян голодного бразильского северо-востока, действительно проходившее в конце XIX в. под монархическими и религиозно-апокалиптическими лозунга­ми, рассматривается как проявление особой склонности португальско­го народа созидать царство божие на земле. Другим свойством португальцев, облегчающим им выполнение их всемирно-исторической миссии, ’’португальская философия” считает их пластичность, приспособляемость к другим народам и цивилиза­циям, их способность всех понимать и содействовать самовыражению других культур. Поскольку все эти построения в той или иной степени основываются на взглядах Ж. Фрейри, уже нами рассмотренных, останавливаться на них нет необходимости.

Добавить комментарий