Португальского фашистского национализма

Другим аспектом яв­лялся его клерикальный характер. Режим постоянно подчеркивал католические и миссионерские традиции португальского народа. В 1940 г. был заключен конкордат с Римом, весьма выгодный для церкви. В португальском епископате Салазар нашел верного союзника, влиявшего па умы широких крестьянских масс в направлении, желательном для правительства. Влияние духовенства в Португалии было значительно меньше, чем, например, в Испании в первые десятилетия фашизма. Антиклерикальное законодательство Первой республики было пересмотрено лишь частично. Опасаясь нарушить баланс сил внутри правящего блока, Салазар удовлетворил далеко не все требования фанатиков католицизма. Наряду с ’’имперской и католической миссией”, одним из глав­нейших средств ’’укрепления национального единства” и ’’ликвидации классовой борьбы” был объявлен корпоративизм. Офици­альная идеология настаивала, по своему обыкновению, на исконном характере португальского корпоративизма, подчеркивая его преемст­венность но отношению к цеховому строю времен абсолютной монархии, уничтоженному либерализмом. Многие черты португальского корпоративизма заимствованы из итальянской фашистской Хартии труда. Вместе с тем тезис о подражательном характере португальского корпоративизма требу­ет уточнения. Нельзя забывать, что первый корпоративный экспери­мент был проведен в период диктатуры генерала Сидониу Паеша (1917—1918), т.е. задолго до того, как аналогичные тенденции получили реальное воплощение в Италии Муссолини и в Испании Примо де Риверы. Сам Салазар неоднократно подчеркивал, что португальский корпоративизм основан не на огосударствлении, как в Италии, а на принципе свободной ассоциации и что в нем представлены не только экономические, но также ’’моральные и культурные” интересы. В отличие от итальянских португальские корпоративные организации должны были обладать правами юриди­ческого лица.

Добавить комментарий