Расизм национализм гитлеровцев

Значительные оговорки у Салазара вызвали также и, причем последний из-за своих "демократи­ческих” аспектов: Салазар отвергал ’’сентиментальное” восхваление всего народа в целом.

В связи с этим в середине 30-х годов тон ’’антитоталитарной” полемики становится энергичнее. Раздаются сетования по поводу грозящего тоталитарным странам ’’возвращения к абсолютизму”, на этот раз ’’более страшному”, чем тот, который был свергнут в XVIII—XIX вв., резко осуждается тоталитарный культ насилия и т.д. Впрочем вся эта демагогия никакого практического значения не имела. К тому же в конце 30-х — начале 40-х годов она была несколько приглушена в связи с идеологическим (создание ’’Порту­гальского легиона”), внешнеполитическим (некоторая переориента­ция на Германию португальской дипломатии) и даже полицейским (приглашение инструкторов из гестапо для обучения политической полиции) сближением с Германией73. Толчком к нему послужила гражданская война в Испании. После 1945 г., однако, полемика против тоталитаризма по вполне понятным причинам вновь набира­ет силу. Что же противопоставляет тоталитаризму идеология ’’нового государства”? В противоположность демократии, проповедующей якобы ’’свободу без власти”, и тоталитаризму, рекомендующему ’’власть без свободы*’, доктрина Салазара обещает дать синтез ’’власти и свободы”. В ’’Десяти заповедях нового государства” Амеала речь идет о ’’власти и свободах”. Охрана ’’личных свобод” португальцев является одной из любимых тем пропаганды режима. Португальский фашизм (в отличие от итальянского и германского) охотно признает существование частного, сугубо личного, неполити­ческого измерения в человеческой жизни. Однако пропаганда режима мало заботилась о соответствии своих постулатов действительности.

Добавить комментарий