Серьезный кризис в истории нового государства

Как же реагировал Салазар на начало самого Как всегда, он сочетает террор и запугивание с ’’либеральной” и ’’надпартийнрй” демагогией. Никогда фашистский режим не прибегал к судебным и внесудебным репрессиям в столь широких масштабах, как в 1961—1968 гг. (апогей террористи­ческой кампании приходится на 1963—1964 гг.). Основной удар, как и раньше, направляется против коммунистов. 16 декабря 1961 г. были арестованы четыре руководителя компартии Ж. Пиреш, О. Пату, К. Кошта, Америку де Соуза. В 1962 г. полиции удалось схватить видного деятеля партии Антониу Диаша Лоуренсу. Тысячи людей находились в тюрьмах по подозрению в симпатии к компартии. Однако на этот раз более чем когда-либо власти ополчились не только против коммунистов, но и против всех инакомыслящих вообще. На скамьях подсудимых оказывались даже представители религиозных сект, обвинявшиеся в недостаточной поддержке колони­альной войны. Прежде всего режим стремился заткнуть рот оппозиционной интеллигенции. При этом использовались методы, заимствованные из арсенала 30-х годов. Когда португальский Союз писателей осмелился присудить литературную премию Л. Виейре, обвинявшемуся в связях с МПЛА, союз не только был закрыт, но его помещение и библиотека были варварски разгромлены ударным отрядом фашистской молодежи. Вдохновителями этого и других актов насилия, менторами португаль­ских штурмовиков и сквадристов являлись лидеры экстремистской фракции в правящем блоке, ненавистники всяких компромиссов и, кстати, личные враги М. Каэтану — бывший министр Сантуш Кошта и государственный министр Ж.П. Родригеш. Последний, ведая в фашистском правительстве вопросами информации, готовил "чистку оппозиционной интеллигенции”, разрабатывал план введения в Португалии предварительной цензуры.

Добавить комментарий