Традиционные общие места португальского мессианства

Тем не менее попытка собрать воедино все н придать ему нечто вроде философского обоснования явно была на руку режиму. Другое дело, насколько эффективной могла стать такая идеологи­ческая операция. Как уже отмечалось, в послевоенный период в отлнчне от времен Пессоа н Сардиньи приверженцы правой культуры составляли меньшинство в среде португальской интеллиген­ции. Правда, ’’португальская философия” в частности н национа­листическая идеология вообще нмелн, как было показано, глубокие корни в португальском национальном сознании. Однако к середине 50-х годов идейное наследие XVI—XVII вв. уже подверглось в португальской литературе критическому переосмыслению н переоценке, прежде всего в трудах уже упоминавшегося Антонну Сержиу. Это относится н к себастьяннзму, н к более серьезному н сложному вопросу, имеющему непреходящее значение для португальской культу­ры, — вопросу о Камоэнсе. Сержну обратил внимание на те стороны творчества Камоэнса, которые официальная пропаганда игнорировала или превратно толковала. В частности, наряду с описанием подвигов конкистадоров в ’’Лузиадах” содержится рассказ о старике из Рештелу, предсказывающем португальцам бесчисленные человеческие жертвы, страдания и разорение как результат начатой Васко де Гамой колониальной эпопеи. Этот более сбалансированный взгляд на наследие Камоэнса и на португальскую культуру вообще постепенно приобретал все больше сторонников среди мыслящих португальцев. Да и сама обстановка в стране не благоприятствовала национал-романтическим увлечениям.

Добавить комментарий