Власть в стране после Салазара

Довольно недвусмысленно в этой речи Каэтану-сделал заявку на, подчеркнув, что диктатор не бессмертен, и указав также, что ’’новое государство только тогда станет режимом”, когда утратит свой персоналнстский характер, когда докажет свою способность удержаться и без Салазара. Оратор отметил, что, стремясь приспособить страну к послесалазаровскому периоду, он еще с 1947 г. выступал за избрание Салазара президентом республики. Под верховным руководством основателя ’’нового государства” власть перешла бы к премьер-министру, его будущему преемнику, которым, как давал понять Каэтану, он и рассчитывал стать. Тем не менее, отмечал докладчик, сам Салазар высказался против такого решения. Затронув щекотливый вопрос о престолонаследий, Каэтану остано — вглся на более общих идеологических проблемах. Он подчеркивал, что юртугальский режим является одним из «великих экспериментов по приспособлению современного государства к новым условиям об­щественной жизни, присущим эпохе, которая началась в 1914—1918 гг.» К числу этих "новых условий” Каэтану отнес расширение функций государства, преобладание исполнительной власти, стремление к стабильности, национальный характер, который все в большей степени приобретают некоторые экономические проблемы, например проблема индустриализации и внешней торговли. Все эти факторы делают невозможным сохранение столь же широкой политической свободы, как до первой мировой войны. Этот "прагматический” и "экономичес­кий” лейтмотив, характерный для португальского фашизма уже до войны, свойственный и учениям иностранных авторов, оказавших влияние на салазаризм, Морраса и особенно Манойлеску, в 50-е годы приобретает все более заметное значение.

Добавить комментарий